9 декабря, 10 день по лунному календарю
День благоприятен для изготовления лекарства, совершения свадебных церемоний, выезда в дальнюю дорогу, закладки фундамента дома и переезда. Нежелательно начинать большие дела. Стрижка волос – к обострению органов чувств.
Зурхай на всю неделю

Логин:

Пароль:

Забыли свой пароль?


Войти как пользователь:

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Смерть пятилетней Маши Пройдошиной – это врачебная халатность?

19 сентября 2006 года, 0:00,    1968
Смерть пятилетней Маши Пройдошиной – это  врачебная халатность?
Целый месяц у нас в редакции лежал материал с интервью с матерью пятилетней улан-удэнки Маши Пройдошиной, умершей от болезни в Российской детской клинической больнице в Москве 17 июня. Все это время...
Целый месяц у нас в редакции лежал материал с интервью с матерью пятилетней улан-удэнки Маши Пройдошиной, умершей от болезни в Российской детской клинической больнице в Москве 17 июня. Все это время мы надеялись получить какую-либо информацию от тех, кто до последнего дня лечил Машу здесь в Улан-Удэ. В течение двух с половиной месяцев Машу Пройдошину лечили амбулаторно на дому, а затем три недели здесь – в Детской республиканской клинической больнице. Мать Маши Оксана Клочихина считает, что лечили Машу не от той болезни, и обвиняет в ее смерти врачей. Лечащий врач Маши, иммунолог Земма Бамбаева после этого находится в депрессии, большую часть времени проводит «на больничном» и интервью давать не может. Сочувствуя моральным страданиям врача, мы обратились за комментариями к ее руководству. Однако главный врач Детской клинической больницы Аюр Бимбаев почему-то считает, что даже просто задавать ему вопрос о возможной врачебной ошибке является неэтичным. На другой вопрос о том, от чего и как лечили Машу, Аюр Бимбаев сказал, что «больные дети не бессмертны, и никто из врачей больницы вам ничего не скажет». Поэтому сегодня мы даем только историю матери, потерявшей ребенка. Оксана Клочихина сама создает впечатление специалиста-иммунолога. Все пять лет ее дочь Маша была больна первичным иммунодефицитом (синдромом Ниймегена). Оксана рассказывает, что с самого рождения девочка постоянно болела. Пневмонии, бронхиты, трахеиты и каждые три месяца стоматит говорили о том, что у Маши ослабленный иммунитет. Некое врожденное генетическое заболевание показало и цитогенетическое обследование в годовалом возрасте. Однако диагноз синдрома Ниймегена был поставлен только в начале этого года. Оксана Клочихина, мать Маши Пройдошиной: « В 2003 году мы обратились к иммунологу Бамбаевой Земме Владимировне в детскую республиканскую больницу города Улан-Удэ. Она не обратила на нас внимания, хотя прекрасно понимала с медицинской точки зрения, что у нас снижен иммунитет, что ребенок часто заболевал и физически не развивался. Только в 2005 году обратила внимание, когда я обратилась со стоматитом, тогда она выслала выписку нашу в город Москва. Через 4 месяца мы уехали туда на подтверждение диагноза «первичный иммунодефицит - синдром Ниймегена». После рождественских каникул и до 17-го февраля Маша с мамой находились в Российской детской клинической больнице в Москве. По словам Оксаны Клочихиной, врачи там удивлялись запущенной формой заболевания и назначили заместительную терапию иммуноглобулином. Тогда же впервые московский врач Владимир Нажимов обнаружил у Маши злокачественное заболевание - лимфому Ходжкина. Однако в других больницах эту болезнь не подтвердили и мать с дочерью приехали обратно в Улан-Удэ. В середине апреля у Маши появился подчелюстной лимфоузел. Два с половиной месяца ее лечили антибиотиками и мазью Вишневского. С температурой 39 градусов ее каждый день возили на уколы в больницу. Во второй половине июня после того, как лимфоузлы обнаружились уже в грудной клетке и в желудке, девочку положили в больницу. В это время Оксана связывалась по телефону с лечащим врачом в Москве Ириной Кондратенко. Оксана Клочихина: «Нам срочно нужно было ехать туда, но на нас также никто не обратил внимания, на мои слова никто не обратил внимания. Нас положили в больницу. Мы 3 недели лежали в больнице, нас пичкали антибиотиками, грубо говоря, нас залечили. И, в конце концов, когда мы обратились к Михееву Андрею Семеновичу, заместителю министра здравоохранения, он уже созвонился с врачами, благодаря ему нас отправили в Москву. 13 июня мы улетели в Москву. 15 июня нам сделали наркоз, т.к. нужно было срочно гистологическое исследование, ребенок умер». Сегодня мать обвиняет врачей Детской республиканской клинической больницы в халатности и бездействии. По ее жалобе Министерство здравоохранения Бурятии провело служебное расследование по этому случаю. В ответе министерства сделан упор на тяжелой генетике девочки и на то, что предыдущие беременности ее матери два года подряд в 1999 и 2000 году заканчивались выкидышами. Оксана Клочихина оказалась готовой к борьбе. Она утверждает, даже при таком заболевании люди живут дольше, что помощь ее дочери была оказана не вовремя, а лечили девочку от пневмонии, а не от имеющейся у нее злокачественной лимфомы. Оксана Клочихина: «Я добиваюсь того, чтобы была справедливость все-таки в отношении врачей. Недаром они давали клятву Гиппократа «не навреди». Я хочу, чтобы другие дети и их матери не пострадали так же, как мой ребенок. Моего ребенка, конечно, не вернешь. Но я считаю, что это не должно быть безнаказанно». Мать Маши Пройдошиной не создает впечатление раздавленной горем и унижением женщины. Сегодня ее жалобы рассматривает Прокуратура Бурятии, ждет своей очереди обращение матери в суд. Сергей Басаев, Валерий Чойдопов

Комментарии:

Выскажите свое мнение!
Чтобы оставить комментарий, зайдите через свой профиль в социальных сетях или зарегистрируйтесь на сайте.

Зарегистрируйтесь и войдите на сайт.

« Декабрь 2016
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Подробнее на сайте ТЦ «Арун»

Считается, что бизнес уходит из Бурятии. В чем основная причина?

 
x

Рядом с вами всегда!

Наверх